Сегодня естественна ситуация, когда любой народ открыт для восприятия чужого культурного опыта и одновременно сам готов делиться с другими народами продуктами собственной культуры. Это обращение к культурам других народов получило наименование «взаимодействие культур», или «межкультурная коммуникация».

Что такое межкультурная коммуникация

Понятие «межкультурная коммуникация» ввели в научный оборот Г. Трейгер и Э. Холл в своей работе «Культура и коммуникация. Модель анализа» (1954), которые определяли ее как идеальную цель, к которой должен стремиться человек в своем желании как можно лучше и эффективнее адаптироваться к окружающему миру. С тех пор исследователи далеко продвинулись в теоретической разработке этого феномена, в частности определили се наиболее характерные черты. Так, отмечено, что межкультурная коммуникация осуществляется, если отправитель и получатель сообщения принадлежат к разным культурам, если участники коммуникации осознают культурные отличия друг друга. По сути межкультурная коммуникация — это всегда межперсональная коммуникация в специальном контексте, когда один участник обнаруживает культурное отличие другого.

Опыт показывает, что межкультурная коммуникация проходит легче и приятнее, когда хотя бы один из собеседников понимает культурные и языковые особенности своего визави. Для юристов, а тем более юристов-международников, овладение навыками межкультурной коммуникации является жизненно необходимым умением для осуществления успешной правовой деятельности. Чтобы разобраться в тонкостях отдельных культур и народов, мы подготовили для вас серию статей «Правовые аспекты межкультурной коммуникации».

Арабский мир

Чтобы понимать специфику арабского поведения и общения, обратимся прежде всего к арабской грамматике. Мы привыкли, что во многих популярных иностранных языках (французском, немецком, испанском, итальянском, португальском, хинди и др.) прилагательные согласуются с существительным в роде и числе. В некоторых языках — например, немецком и хинди, - еще и в падеже.

В арабском языке ситуация складывается довольно интересно и весьма непресказуемо. Тем не менее, грамматический нюанс показателен и характерен для объяснения формирования арабского менталитета. Дело в том, что в арабской грамматике множество неодушевленных предметов грамматически равно одной женщине. Рассмотрим на простом примере: столы большие. В русском языке (и, как минимум, во всех вышеперечисленных языках) прилагательное согласуется с существительным в роде и числе, т. е. столЫ большИЕ. В арабском же языке, с учетом уже известной нам грамматической особенности, словосочетание будет звучать приблизительно как «столЫ большАЯ», потому что много неодушевленных предметов (столы) равны грамматически одной женщине, т. к. окончание прилагательного будет стоять в единственном числе, женском роде: -АЯ.

О чем это может говорить нам с точки зрения межкультурной коммуникации и правовой культуры? Наверное, как минимум о том, что не стоит ожидать от арабского собеседника понимания или, во всяком случае, согласия с концепцией равноправия полов или с предоставлением большого круга прав и свобод женщине.

Возьмем самый яркий пример — Королевство Саудовской Аравии. Мы все знаем об особой роли женщин в арабском мире, и о тех ограничениях, с которыми они сталкиваются. Согласно религиозным и культурным обычаям в Саудовской Аравии женщины имеют значительно меньше прав, чем мужчины: в международных рейтингах равноправия Королевство обычно занимает последние места. Показания женщины в суде считаются менее весомыми, чем мужчин, они не могут работать вместе с мужчинами —да и просто находиться с ними в одном общественном пространстве, если это не больница или банк. Не поощряется, если женщина выходит на улицу одна, а не в сопровождении подруг или близких мужчин — супруга или братьев. Это не хорошо и не плохо, это часть культуры, особенность арабского миропорядка.

В Саудовской Аравии с 1950-х женщинам запрещено водить. Одно из самых консервативных обществ в мире придерживается ваххабизма, относительно нового движения в исламе, которое отвергает многие современные трактовки религии и предписывает верить так, как верили первые последователи пророка Мохаммеда. И все же, даже несмотря на такое положение вещей и правовых ограничениях для женщин, поистине удивительным является закон Саудовской Аравии, разрешивший женщинам водить машину с 2018 года. Решение короля Салмана, впрочем, не означает полной либерализации — чтобы пользоваться автомобилем, женщине по-прежнему нужно будет спрашивать разрешения у мужчины.

Анализ официальных документов на арабском языке (например, свидетельств о заключении или расторжении брака) помогает сделать вывод об очень мощной религиозной и культурной составляющей. Так, например, в шапке сертификата можно встретить традиционную ссылку к Богу (بسم الله الرحمن الرحيم - in the name of Allah (God), the Merciful, the Compassionate); (الحمد لله - praise be to Allah (God)); (بعون الله تعالي.../ with the help of Allah (God)). Заключительные религиозные положения можно также встретить и в конце документа (و الله ولي التوفيق - May Allah (God) give success, و الله تعالى خير الشاهدين - Allah (God) is the best witness, والله الموفق - May Allah (God) give success).

Интересно также наблюдать существование различных концепций, которые естественны для исламской юриспруденции, но не имеют аналогов в западном мире, поскольку это не обусловлено ни культурными, ни юридическими предпосылками. Например, существуют два интересных феномена - عده («аиддах») - термин, означающий период ожидания для женщин перед тем, как повторно выйти замуж, причем продолжительность такого периода зависит от того, овдовела ли она, либо развелась. В случае развода период составляет три месяца (90 дней), в случае смерти мужа — четыре месяца и десять дней (130 дней) (оба периода прописаны в Коране). Все это время женщина фактически не выходит из дома, не красится и не пользуется духами.

Другой пример — арабский термин ُخلع — не имеет аналогов ни в английском, ни в русском языках. При этом перевести этот термин как «развод» не совсем корректно, поэтому можно перевести несколькими различными способами и объяснениями: (1) развод, совершенный по инициативе женщины; (2) развод по инициативе жены с выплатой компенсации мужу от жены; (3) договор, заключенный с целью расторжения брака, признаваемое обоими сторонами как разумное и имеющее основания освобождение от брачных уз, полученное женой за компенсацию в денежном либо ином эквиваленте, выплаченную женой мужу. Отсюда следует, что концепцию арабского развода необходимо максимально уточнять для лиц, не специализирующихся на исламском праве, ибо в данном термине заложены свои культурные и религиозные нюансы.

Не менее важным для межкультурной коммуникации является также вопрос времени. В некоторых арабских странах иногда используются специфические религиозные и культурологические термины в юридическом контексте. Например, говоря о времени назначенной встречи могут сослаться на время одной из пяти молитв, которую мусульмане совершают каждый день. (المزمع عقده بعد مغرب يوم الثلاثاء — во вторник, после Магриба, т. е. вечерней молитвы, совершаемой после захода солнца. Четвёртая по счёту из пяти обязательных ежедневных молитв, совершаемая мусульманами). Отсюда необходимость в пояснении, какое конкретно время подразумевается под «Магрибом» или хотя бы время суток.